Кандидат в Губернаторы Московской области
Гудков Геннадий Владимирович
Горячая линия на выборах в Подмосковье

Друзья! Заработала горячая линия 8 (495) 795-08-46 по выборам Губернатора в Московской области. Наш твиттер-аккаунт @rosvbros. Пишите нам с хештегами #Мособлвброс #выборы #Подмосковье

ВНИМАНИЕ, НАБЛЮДАТЕЛИ И ЧЛЕНЫ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ! ПРОСЬБА ПРИСЫЛАТЬ ПРОТОКОЛЫ ИЗ УИКОВ И ТИКОВ НА АДРЕС ZAGUDKOVA@GMAIL.COM. ПО ВСЕМ ВОПРОСАМ И ЖАЛОБАМ, КАСАЮЩИМСЯ ХОДА И ИТОГОВ ВЫБОРОВ, ЗВОНИТЕ НА ТЕЛЕФОН НАШЕЙ ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ.

Геннадий Гудков: Подмосковный фальсификат. Как фабриковали выборы в Московской области и почему мы не признаем их

146rostov_b
Если мне не изменяет память, в 2007 году рекорд голосования за «Единую Россию» поставила Мордовия, где эту партию поддержали аж 106% избирателей. Узрев ошибку, чиновники избиркома «понизили» результат до более «приличных» 90% с чем-то, но осадок, как говорится, остался.8 сентября врио губернатора Воробьев ошеломил всех почти «мордовским» электоральным результатом, набрав 79% голосов избирателей столичной области. Что же помогло кандидату от «Единой России», проработавшему на должности менее 10 месяцев, безальтернативно завоевать сердца избирателей Подмосковья? Ведь эту партию в области особо не жаловали (около 33% в декабре 2011 году), и даже Владимир Путин в марте прошлого года снискал доверие всего лишь 56% жителей области.Секрет до удивительного прост: массовый вброс бюллетеней за Воробьева во многих районах и городах Подмосковья, который способен выявить даже школьник. Для этого нужно просто внимательно ознакомиться с таблицами ТИКов.Итак, начнем с простого: мы с Вами знаем, что явка на очень конкурентные и чистые с точки зрения дня голосования выборы в Москве составила 32%. Ближнее Подмосковье, где проживает больше половины жителей области — та же Москва в прямом смысле этого слова. Ведь до 2/3 экономически активного населения трудоустроено в столице и возвращается домой лишь на ночь. Порой, чтобы из области попасть в Москву, в ряде крупных подмосковных городов (Химки, Люберцы, Мытищи, Балашиха и пр.) надо просто перейти улицу.Словом, принципиальной разницы между избирателями столицы и обитателями подмосковных городов в их отношении к выборам нет и быть не может. Даже официальная явка в Подмосковье составила близкую к столичной величину — 38.55%. Из многолетней практики известно, что явка на выборы в сельской местности традиционно выше городской: для селян выборы — некое яркое событие, вырывающее их из приевшейся бытовой рутины.А теперь немного цифр. Вот лишь некоторые необъяснимые «аномалии» избирательной гиперактивности, случившиеся во время выборов в Подмосковье. Еще раз повторюсь, и это важно: официальная средняя явка избирателей на участки по области составила 38.55%. Значит, в городах она должна быть в среднем меньше этой цифры, в аграрных районах — больше.

А теперь внимание на график, ибо здесь — ключ к отгадке причин великой народной любви к жуликам и ворам.

график1

Обратите внимание: в этих городах высокая явка и, как следствие, «кавказский» результат Воробьева.
Теперь сравните эти цифры с данными по явке в тех городах, где не было переизбытка административного «рвения».

график2

Ну и под конец вот типичные аграрные районы, которые закрыли наши наблюдатели – здесь явка не превышает 40%.

график3

Как видите, аграрные районы плетутся в «хвосте» многих крупнейших городов Подмосковья, ставших 8 сентября просто «маяками» гражданской активности избирателей.

Теперь включаем банальную логику: чем можно объяснить 67,3% сверхсознательность жителей Люберец в сравнении со всеобщим политическим пофигизмом в Жуковском (явка 19,73%) и Мытищах (явка 24,28%)? Почему одинцовские жители (явка 57,09%) на избирательных участках в (полтора раза!) активнее волоколамских (явка 39,17%), не говоря уже об аполитичных жителях дальнего Озерского района (явка 28,31%)?

Ответ: разница лишь в масштабах фальсификации итогов выборов в том или ином районе. По нашим оценкам, реальная явка в городах составила не более 16-23%, в сельских районах — до 35-40%. Все остальное вбрасывалось ретивыми членами УИКов в пользу Андрея Воробьева и (по оперативным данным) немного за КПРФ.
Напомню, коммунист Черемисов вместе с кандидатом от ЛДПР Шингаркиным поспешно ринулись поздравлять ВРИО с избавлением от этой приставки, когда еще было обработано менее 25% бюллетеней. Конечно, эти ярые оппозиционеры не забыли протрубить на всю Ивановскую о чистых, как слеза младенца, выборах в Подмосковье, которые «открыли новую политическую эру в истории нашей суверенной демократии».

Мы много раз заявляли об известной нам информации: главы муниципалитетов от администрации области получили «разнарядку». Согласно приказам сверху их обязали обеспечить победу Воробьева с результатом в 70%, а также показательно расправиться с Гудковым, принизив его результаты до на третьего места.
Поэтому помимо мобилизации всех бюджетников, которых только что строем не гоняли, в избиркомах в конце дня просто вбрасывали пачки бюллетеней (все равно они хранятся максимум 50 дней). Словом, хотели, как лучше, а вышло, как всегда: теперь Московская область и Чеченская республика – регионы-побратимы. По крайней мере, в процентах народной любви к действующей власти.

Естественно, в порыве чиновничьего рвения «опускали» проценты Вашего покорного слуги как могли. Можно ли всерьез поверить, что после 12 лет активного участия в «большой» политике, бурных событий типа «итальянской забастовки» в ГД, многочасовых прямых эфиров о лишении мандата и партийной принадлежности из-за поддержки протестного движения, тысяч теле-радио-печатных интервью, просто многолетней рутинной работы в Подмосковье я получил процент голосов, равный или даже меньший, чем статпогрешность?

Вот примеры моих результатов по версии жуликов и воров:
Железнодорожный-1,8%;
Зарайск (округ, где я трижды (!) и с высоким результатом избирался в ГД) — 2.99%;
Лыткарино -1,66%;
Люберцы — 2,34%;
Ступино (мой округ!) — 2,23%;
Но всё меркнет перед моим электоральным «прорывом» в Химках — 0,72%, где меня, как ребенка, в разы обогнали мало кому известные Романович и Корнеева.
На многих крупных участках в этом замечательном подмосковном городе за меня якобы не «проголосовало» НИ ОДНОГО человека! Для справки: ЛЮБАЯ фамилия, просто напечатанная в бюллетене, набирает от 0,5 до 1,5% в зависимости от степени благозвучности ФИО. Впрочем, мне уже поступают письма возмущенных избирателей, что они проголосовали за меня на участке, где по данным «ГАС Выборы» у меня 0 голосов.

мой голос не учтён

Есть еще необъяснимая вещь: даже опросы прокремлевского ВЦИОМа давали мне в самых плохих раскладах никак не меньше 8% голосов, другие службы были значительно щедрее. Их прогноз уверенно выводил меня на 2-е место с результатом более 14-17%. И еще: даже в день голосования экзит-полы того же ВЦИОМа при значительном числе отказавшихся отвечать отводили мне не менее 8% голосов, а наши собственные опросы были еще более оптимистичными. Куда же исчезли голоса?

Арифметика показывает: когда вбрасывается бюллетеней больше, чем выдается избирателям, выборы теряют всякий смысл. Например, реальная явка в Люберцах- 20% (хотя полагаю, даже еще ниже), а нарисованная и сфальсифицированная — 67,26%. Сознательные граждане продолжают писать нам в штаб и удивляться: «Я бюллетени не выдавал. Но в конце голосования видел, что на подавляющем большинстве списков избирателей было по 3-7 человек (из 20). Председатель до подсчета голосов не объявил, как это положено, численность проголосовавших. По итогам голосования оказалось в протоколе, что у нас явка была порядка 75%».

честная явка

Предположим невероятное: никто из пришедших на участки не проголосовал за кандидата от партии жуликов и воров. А плевать, он все равно уверенно «побеждает» своих оппонентов с 2,5-кратным преимуществом.

Как видите, не нужно быть доктором политологических наук, чтобы понять: выборы губернатора в Подмосковье грубо сфальсифицированы.
Поэтому зашкаливающая за всякие разумные рамки всенародная любовь к Воробьеву есть результат сложения гиперзлоупотребления административным фактором и масштабных фальсификаций.

Мог ли Воробьев победить «чисто»? Те же пресловутые экзит-полы еще в обед показывали его преимущество в 52- 54%, но система решила «перебдеть», избегая всякого риска. Итоги такой перестраховки мы уже знаем, и они скомпрометировали окончательно итоги выборов.

Предвижу вой «экспертов», которые после этой статьи начнут заявлять: не пойман, не вор. Где доказательства, что делали наблюдатели и тому подобное. Объясняю «на пальцах»: кроме нашего штаба, лишенного финансовых ресурсов и региональной сети (зря что ли меня исключили из «Справедливой России» накануне избирательной кампании) никто не был заинтересован в контроле за голосованием, ведь участвующие в избирательном «дерби» партии выставили «технических» кандидатов. Главная задача кукольного театра из кандидатов-спойлеров была имитация процесса за пару теплых кресел в администрации, поощрения властями своего бизнеса и поддержания партийной сетки в тонусе. Там же, где нам все же удалось выставить наблюдение, мои результаты были в 2,5-3 раза (!) выше (не менее 10-11%). И это при том, что наших наблюдателей повсеместно избивала и выдворяли с участков. Доходило до абсурда.

Представьте себе: конец дня, председатель УИК командным голосом:

- Наблюдатели от Гудкова есть?!
- Да.
- Общим решением комиссии вы удаляетесь с избирательного участка. Вам полицию вызвать или сами уйдете.

(полюбуйтесь сами на один из таких случаев)

Или вот еще:

каруселивыгнали наблюдателя

Помимо того, в сам день голосования мы столкнулись с многочисленными провокациями, когда беспредельщики со стороны жуликов и воров заставляли бюджетников распространять в день голосования агитацию от моего имени (что тут же разносили кремлевские СМИ, занимающиеся информационным обслуживанием кампании Воробьева). Или, например, приводя на участки откровенных бандитов, провоцировавших стычки с нашими наблюдателями и отнимая мобильные телефоны, на которые те пытались заснять творящийся беспредел (УИК 2673, Реутов).

реутов

И, наконец, почему только кандидат должен ловить «наперсточников» из избиркомов за руку? Чем тогда у нас занимаются ЦИК, ИКМО, прокуратура, полиция, следователи, если они не в состоянии выявить и пресечь преступление. Ответ очевиден: все эти структуры получили команду не вмешиваться или еще хуже — покрывать «оборотней» в УИКах и ТИКах.

И последнее: даже по официальной статистике более 60% избирателей проигнорировали выборы, реально эта цифра никак не менее 70%. Люди не верят в возможность побороть наглый административный ресурс, устали от ангажированности СМИ, которые с утра до ночи пиарят только одного кандидата, уверены в жульничестве на избирательных участках. И во многом они правы: ТАКИЕ выборы нам не нужны, ТАКИЕ выборы фактически превращены в технологию захвата и удержания власти, ТАКИЕ выборы, по сути, есть преступление, реально посягающее на основы конституционного устройства России.

Гигантское спасибо профессионалам из Новой газеты, которые не только освещали работу нашего штаба, но и провели собственное расследование. Журналисты пришли к выводу, что «члены облизбиркомов рисовали Воробьеву высоченный процент изо всех сил, забывая о совести и приличиях».

Как итог: признать прошедшие 8 сентября выборы действительными, а сформированную таким образом власть легитимной — НЕВОЗМОЖНО.